Гостевой пост: Как работают собаки-спасатели в лесу?

Здравствуйте! Меня зовут Елена. Я – кинолог-волонтер поисково-спасательной службы. И я не одна такая =) Наверняка, большинство из читателей даже не подозревают о нашем существовании. Сегодня я хочу поподробней рассказать о том, кто мы такие и зачем мы нужны.

Фото: Михаил Тимошин

Фото: Михаил Тимошин

Вы удивитесь, узнав, что в летний сезон в лесах только Подмосковья теряется по несколько человек в неделю. Иногда по 4 в день. Сейчас, когда я пишу эти сроки, ведется три активных поиска.

«Как это возможно?» — спросите вы. В наш век сотовой связи, спутников и интернет-технологий. Да еще с такой плотной застройкой земель под дачи и коттеджные поселки.

Подмосковье большое и, поверьте, там есть места, где можно очень долго блуждать. Часто поиски ведутся в отдаленных районах, например, Шатурском, Талдомском, Клинском, Егорьевском. Но бывает достаточно пойти за грибами в лес 3 на 3 километра в сорока минутах езды от Москвы, чтобы серьезно заплутать. Достаточно потерять ориентиры, подвернуть ногу или попасть в болото. А еще не взять с собой сотовый телефон и быть одетым не по погоде. Плохим союзником оказывается паника, неизменно охватывающая человека, не знающего, где он находится и как выйти обратно.

Теряются в лесу совершенно разные люди. Чаще всего это пенсионеры, отправившиеся в близлежащий лес за грибами или ягодами. Бывает, что их поиски ведутся по многу дней.

Они могут быть дезориентированы, нуждаться в постоянном приеме лекарств, которые с собой не берут, быстро выбиваются из сил, получают травмы и вовсе теряют способность двигаться, плохо слышат и потому не отвечают на призывы поисковых групп (это называется работой на отклик) и специальных сирен, не слышат шума автострад и поездов, к которым могли бы выйти.

Теряются люди с отклонениями. К сожалению, нередко теряются дети. При работе с ними есть свои особенности: дети склонны прятаться в найденных убежищах и не идти на контакт с незнакомыми людьми, которые их ищут. К счастью, так бывает не всегда.

Трудно представить горе и отчаяние родных, не знающих о местонахождении и самочувствии близкого человека. Особенно, если в лесу потерялся ребенок.

Вы скажете, что поисками таких «потеряшек» должны заниматься компетентные органы, иначе зачем мы платим налоги. Это действительно так. На поиски приезжают и сотрудники МЧС и полиции, иногда – военные. Но, по ряду причин, человеческих ресурсов бывает недостаточно. При поиске в лесу можно пройти от лежащего без сознания человека в 20 метрах и не заметить. Отправляющиеся в лес люди в подавляющем большинстве случаев одеваются в неброскую, а часто в камуфлированную одежду. Чтобы достоверно прочесать большой участок леса нужно очень-очень много людей. Даже чтобы просто пройти по линейным ориентирам (просекам, ЛЭП, грунтовым и полевым дорогам) и прокричать, условно, «Ау!», нужен большой человеческий ресурс. К тому же поиск заблудившихся пенсионеров не является приоритетным направлением для компетентных органов.

И вот здесь на помощь приходят волонтеры. Они проделывают огромную, титаническую работу. Это и координаторы, и связисты, и картографы, люди, идущие в лес на прочес и опрашивающие возможных свидетелей, расклеивающие листовки о том, что в этой местности пропал человек. Люди, привозящие на поиски свою технику – квадроциклы, мотодельтопланы. Даже пилоты вертолетов. Эти люди затрачивают свои силы, нервы, время и деньги, не получая взамен ничего, кроме морального удовлетворения от хорошо сделанной работы.

В Подмосковье в тесном сотрудничестве с МЧС работает волонтерский поисково-спасательный отряд «Лиза Алерт». Успешно работают и другие поисковые отряды, например, «Красный Крест», «Полярная звезда». В Ленинградской области огромную работу проделывает ПСО «Экстремум». Подобные волонтерские отряды есть во многих регионах нашей большой страны. И они очень востребованы.

lizaalert.org

При лесном поиске незаменимы специально обученные собаки. Использование собаки позволяет достоверно обследовать большую территорию за меньшее время. Хотя, конечно, все очень относительно. Важны погодные условия, ветер, характер растительности и рельефа. А также уверенность, что потерявшийся человек еще жив, потому что поисково-спасательная собака обучена искать живых людей, а ее реакция на мертвого непредсказуема, если собака раньше с подобным не сталкивалась.

Поисково-спасательная собака – это собака, работающая верхним чутьем (не по следу). Она обнаруживает запах живого человека, приходит к нему и обозначает его местонахождение кинологу. Существуют различные виды обозначения. Наши собаки в основном обучены, обнаружив человека, лаять до прихода проводника.

Собаки волонтеров проходят такую же аттестацию по нормативам поисково-спасательной службы, как и собаки – «сотрудники» МЧС. По нормативу собака должна пройти этап проверки послушания и ловкости, а на поисковых этапах (всего их два — лес и техногенный завал) обнаружить трех пострадавших за 20 минут.
Поисково-спасательная служба, как норматив, требует от собаки большого набора качеств и навыков, высокой мотивации и способности быстро переходить из состояния возбуждения в состояние торможения, готовности к самостоятельному поиску и управляемости. Ловкость, выносливость, контакт с посторонним человеком без страха и агрессии – все это должно сочетаться в одном животном. И, конечно, здесь важны и гены, и воспитание, и опыт.

Как и везде, достигаются результаты упорными тренировками. На подготовку одной собаки уходит не меньше года регулярных занятий при любой погоде под открытым небом.

И, конечно, мы стараемся сделать поиск людей для собак самой веселой игрой, самым позитивным занятием в жизни. Ведь им невозможно объяснить про долг и мораль, про то, что спасать людей – это их работа. Для наших собак ПСС – это возможность много двигаться, взаимодействовать с любимым хозяином, решать сложные задачи и получать за это самое желанное вознаграждение.

От поисковых собак зависят человеческие жизни. Поэтому очень важно, чтобы собака работала стабильно и ей можно было доверять. Это первое правило – доверять собаке.

Фото: Наталья Белоусова

Фото: Наталья Белоусова

Кто же такие кинологи-волонтеры? Это люди самых разных профессий: врачи, преподаватели, менеджеры и программисты со своими собаками – обычными домашними любимцами самых разных пород. Для нас, как и для других владельцев, наши собаки — не просто собаки. Они любимые и особенные. Но кроме того они — наши напарники, на которых надеемся мы и другие люди.

Ни для кого не секрет, что одни породы лучше поддаются обучению, чем другие. Какие-то вовсе для поисково-спасательной службы непригодны в силу размера, шерстного покрова, особенностей темперамента и целей выведения. Хотя конечно, очень многое зависит от индивидуальных способностей собаки и таланта дрессировщика. Есть среди спасателей и хаски, и питбули, и ротвейлеры. Однако, подавляющее большинство – это лабрадоры.

Но вот интересный нюанс — РКФ не признает ПСС-ные регалии, как рабочие. То есть лабрадор, работающий по утке – рабочий, а работающий по поиску людей – нет. Загадка.

Подготовка собаки – сложная задача, которую нельзя выполнить в одиночку. Для обучения и тренировки собак нужны люди в качестве статистов (то есть изображающие того самого «потеряшку»). В основном мы работаем друг на друга. Но для тренинга совершенно необходимо хотя бы иногда «закладывать» незнакомого собаке человека. Так что если вдруг возникнет желание полежать часок в лесу или в поле в ожидании прихода милой, доброй собачки – милости просим на Rescue Dogs!

Конечно же, всем хочется, чтобы именно их команда на поиске обнаружила потерявшегося человека. Но мы помним о том, что несем ответственность за свои действия и за действия своей собаки. И если мы говорим, что квадрат местности прочесан и там никого нет – так и должно быть. Это чрезвычайно важно – знать, что в этом районе поиск вести уже не нужно. Координатор бросит силы на осмотр другого участка. Поиск – это командная работа. И если «потеряшка» найден – это заслуга всех, кто здесь работал. И тех, кто нашел, и тех, кто исключил «пустые» квадраты.

Фото: Светлана Манакова

Нашли! Фото: Светлана Манакова

При поиске в лесу мы стараемся надевать на собаку яркую опознавательную шлейку. Бывали случаи, когда поисковую собаку, выбежавшую из леса на запах грибника (не заблудившегося) в испуге ранили тем самым ножом для резки грибов. Страшно работать и в сезон охоты в местах, где можно встретить охотников. Собака – движущаяся мишень. А несчастные случаи на охоте, к сожалению, не редки.

В лесу, как правило, работаем по двое – кинолог с собакой и «проводник» без собаки. Так безопаснее, тем более, если потерявшийся человек имеет отклонения в поведении или в лесу много диких животных. К тому же, так весьма облегчается работа кинолога – не приходится одновременно следить за поведением собаки, выстраивать линию движения, вести переговоры по рации, отсматривать трек в навигаторе и оглядывать местность.

Фото: Олег Самойлов

Фото: Олег Самойлов

Отдельная тема — это перевозка собак общественным транспортом. Как известно, в метро крупных собак (не в переноске) не пускают, в электричке – только в тамбуре, с автобусом и маршруткой– как повезет с пассажирами, водителем и кондуктором. Всем «собачникам» знакомы недружелюбные возгласы вроде «развели псарню», «уберите собаку, здесь же дети», «псиной воняет» и прочее. Даже если ваша собака чистая, на поводке, в наморднике и спокойно сидит или лежит в уголке. Поэтому, если нет машины, поехать на поиск – целая история. Для поисковых собак исключения при перевозке не делается. Едем на общих основаниях.

Приходят в ПСС разными путями, многие бросают, но те, кто остается – настоящие фанатики своего дела. В хорошем смысле этого слова. Это люди, все свое свободное время проводящие в лесу или в полуразрушенных зданиях в компании таких же сумасшедших и их собак. Занятые поднятием мотивации, улучшением локализации и качеством обозначения. Способные ориентироваться в лесу, оказывать первую помощь и ездить по бездорожью. И обладающие достаточным терпением, чтобы просидеть пару часов в лесу под дождем или в каком-нибудь колодце на тренировке, в ожидании, когда тебя найдет очередная собака.

И они же в поисковый сезон, получив вызов, встают ни свет ни заря, сажают в машины своих собак и едут на другой конец Подмосковья, чтобы много часов подряд ломиться через заросли малины и борщевика, преодолевать буреломы и болота. А потом, чаще всего ни с чем, долго возвращаться назад, ведь по статистике успешным для конкретного расчета человек+собака оказывается не менее, чем один поиск из десяти.

Если человек пропал – не ждите, время ожидания может стоить ему жизни. Будьте внимательней к своим близким, особенно детям и старикам. Не добавляйте нам работы 🙂

Е.П.

собираясь в лес не забудьте

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •