Сложные отношения волков и кавказских овчарок

По материалам блога Марка Дерра (см. ссылки в конце статьи)

Чем больше ученые узнают об отношениях собак и волков, тем больше становится понятно, что их разделение, начавшееся десятки тысяч лет назад, до сих пор остается неполным, потому что волки и собаки продолжаются скрещиваться там, где это доступно. Взаимное обогащение обычно рассматривается с точки зрения собак, но, по сути, оно идет в обоих направлениях: у диких волков, несущих гены собак, и собак, несущих гены волка.

Новое исследование «Поток генов между популяциями волка и овчарки в Грузии (Кавказ)» Натии Копалиани, Майи Шакарашвили, Зуреба Гуриелидзе и др. Института экологии, Лийского государственного университета (Тбилиси, Грузия), опубликованное 12 марта 2014 г в Journal of Heredity, показывает, что знаменитые кавказские овчарки — большие свирепые собаки, которые считаются одними из лучших в мире охранных собак, имеют тысячелетнюю историю гибридизации с волками. Это работа была проведена в рамках работы доктора Копалиани, занимающегося исследованием конфликта человека и волка в Грузии.

«По сообщениям, в отличие от диких волков, у волко-собачьих гибридов может отсутствовать страх перед людьми, поэтому мы хотели изучить родословную волков вблизи населенных пунктов, чтобы определить, могут ли они быть гибридами,» — добавила она.

кавказская овчарка волк

«У большинства изученных собак были митохондриальные гаплотипы, предположительно, входящие в кластер собак Восточной Азии, и большинство из изученных волков имели гаплотипы, сходные с европейскими волками, но 20% волков и 37% собак имели сходные гаплотипы,» — сообщают исследователи. (Гаплотипы — это длинные отрезки хромосом или даже целые хромосомы, которые, наследуются вместе, предполагающие общее происхождение.)

Позднее исследователи обнаружили, что более 13% волков и 10% собак имели хорошо различимые признаки собачьих или волчьих предков. По крайней мере от 2 до 3 % были идентифицированы как гибриды первого поколения. «Мы ожидали, что обнаружим несколько особей гибридного происхождения, но оказалось, что следы недавней гибридизации присутсвовали в каждом десятом волке и каждой десятой овчарке», — сказал соавтор исследования Тархнишвили.

Исследователи предполагают, что такой высокий уровень гибридизации оказал значительное влияние на геномы собак и волков. Их выводы подкрепили предположение других исследователей, что по крайней мере некоторые гаплотипы, определенные генетиком Питером Саволайненом как от восточноазиатских собак, включающие найденные у современных собак, происходят вероятнее от западноевропейских волков, и отражают их значительный вклад в формирование собак в таких областях, как Кавказ.

Например, 14 % волков и 17 % кавказских овчарок имеют схожий гаплотип из клады B, группы, показывающей предка по материнской линии и всех ее потомков, определенный по митохондриальной ДНК, в которую исследователи определили собак. Авторы этого исследования утверждают, что их данные подтверждают мнение, что клада B, далеко не восточноазиатского происхождения, а представляет собой линию, которая перешла от европейских волков к собакам. Она, вероятно, возникла у европейских волков и отошла от них к собакам, поскольку она не найдена у азиатских волков.

Гены переходили в обоих направлениях, что показывает существование регулярных вязок как волков и сук, так и волчиц и кобелей. Авторы отмечают, что пастухи содержат в неволе волков, чтобы вязать их со своими суками в целях  обновления кровей в их линиях собак.

Раньше я думал, что приход животноводства создал пропасть между собаками и волками, но новые данные показывают, что гибридизация существовала от появления первых собак и продолжается по сей день в районах, где обитают волки и используются традиционные пастушьи (охранные) собаки. Исследователи назвали такие области, как Анатолия, горные части Ирана и Ирака, Туркменистана и Кавказа. Лимитирующими факторами являются количество волков и свободно перемещающиеся популяции собак.

В сочетании с другими недавними исследованиями, показавшими, что собаки появились во времена обществ собирателей и охотников и продолжали скрещиваться с волками в течение длительного времени, это исследование помогает опровергнуть теорию Раймонда Коппингера о том, что собаки возникли из популяции волков, которые обитали на свалках ранних земледельцев, и тем самым приручили себя, потому что искали внимания и ласки у людей.  (см. Лорна Коппингер, Раймонд Коппингер Собаки. Новый взгляд на происхождение, поведение и эволюцию собак, Москва, «Софион», 2005.)

В процессе приручения себя, говорит он, эти волки приобрели ювинильные черты во внешнем виде и поведении. (Сохранение ювенильный черт у взрослых особей известно как неотения.) Это преобразование было необходимо, утверждает Коппингер, поскольку дикие волки почти не социализируются и не дрессируются.

Среди наиболее ювенильных собак — охранники скота, пишет Коппингер. Потому что они могут быть настолько нежным с овцами, которых они охраняют, утверждает он, что они не могли быть ни волками, ни гибридами. Но согласно этой новой публикации, они не только на Кавказе, но и везде, где волки и собаки, охраняющие сельскохозяйственных животных, по-прежнему многочисленны, скрещиваются как это было испокон веков.

Если подобные скрещивания настолько распространены, то как появились собаки? Мы никогда не сможем найти полностью исчерпывающий ответ, но становится очевидно, что вопрос не в том, сколько центров появления ранних собак существовало, а почему некоторые собаковолки (название, которое я использую, чтобы отличить от волчьих собак) сделали скачок к «собачеству», а другие не сделали? Возможно, ответ в типе мутаций, которые произошли среди древних популяций собаковолков, которые по каким-то причинам были изолированы и в силу обстоятельств за счет инбридинга, закрепили эти специфические мутации, что генетики Роберт Уэйн и Бриджет вон Холдт назвали «дискретные мутации с большими последствиями». Среди этих изменений мог бы быть чуть более продолжительный критический период социализации, который позволил собакам легче «общаться» с другими видами.

С конца 18 века наблюдается сильный рост племенного разведения собак. (Многие генетики датируют это событие от 100 до 150 лет назад (создание породных клубов), но я думаю, что это произошло несколько раньше.) Люди начали закрывать родословные и разводить породы собак «в себе», прекращая вязки с другими типами собак и, конечно, с волками.

Чистота породы стала лозунгом. Количество собак возросло в геометрической прогрессии, а получили ли они пользу от разведения в ограниченных рамках (с бедным генофондом) это совершенно другой вопрос, губительныt последствия которого мы только начинаем осознавать.

Источники:

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •