Гендерные различия в восприятии людей собаками

Хотя обычно собаки не проявляют предвзятого отношения к одному полу, часто всплывают сообщения, что собаки, особенно спасенные собаки с непростой судьбой, чаще испытывают дискомфорт или враждебность по отношению к незнакомым мужчинам, чем женщинам. Владельцы собак могут предположить, что причиной страха или агрессии их собак по отношению к мужчинам может быть то, что у собаки ранее был негативный опыт общения с мужчинами, особенно когда собака боится только мужчин определенного вида, например, бородатых, с тростью или в шляпе. Однако страх перед незнакомыми мужчинами часто встречается и у тревожных собак, у которых не было опыта переживания травмы или жестокого обращения. Статистически более вероятно, что они получают негативный опыт общения с мужчинами, чем с женщинами, из-за гендерных различий в отношении и практике общения. Тем не менее существует также множество обонятельных, визуальных, акустических, эволюционных, генетических и косвенных причин, которые могут оказать значительное влияние на то, как собаки воспринимают людей. Все собаки и люди являются личностями, и не существует устойчивых правил, определяющих будет ли собака более или менее восприимчивой к конкретному типу людей, но гендерные характеристики и прошлый опыт действительно имеют значение. Далее будут рассмотрены множество различных факторов, которые могут способствовать страху по отношению к людям определенного пола.

Многие люди, работающие с собаками, знают, что они с большей вероятностью проявят враждебное или трусливое поведение по отношению к незнакомцу мужского пола, чем женского [Hennessy et al., 1997]. Как и следовало ожидать, страх перед мужчинами особенно распространен у собак с плохой социализацией или развитием, таких как спасенные собаки с непростой судьбой, которые обычно демонстрируют реактивное поведение или поведение избегания по отношению к мужчинам. Многочисленные исследования собак в приютах свидетельствуют о том, что спасенные собаки из питомников неохотно подходят или взаимодействуют с мужчинами [Lore & Eisenberg, 1986] или демонстрируют усиление лая или агрессивное поведение. Напротив, с женщинами они демонстрируют более расслабленные позы и поведение [Wells & Hepper, 1998]. Однако эта тенденция не ограничивается только собаками в приютах и спасенными собаками; исследование, проведенное на рабочих собаках, показало, что большинство собак, которые потерпели неудачу во время дрессировки или испытаний рабочих качеств, сделали это из-за страха перед конкретными людьми. Большинство из них боялись мужчин, но некоторые реагировали на детей и незнакомцев. Однако ни одна из собак не проявила выраженного страха перед женщинами [Gunrow, 1995]. Все собаки в этом исследовании были воспитаны со щенков, и, таким образом, были предприняты усилия для обеспечения адекватной среды для их развития. Поэтому хотя плохая социализация и выращивание и влияют на вероятность развития страха или агрессии к мужчинам, но это не может быть единственным фактором. Это неудивительно, учитывая, что домашняя собака является результатом коэволюции с людьми в течение тысяч лет, и в результате этого на них влияют множество различных аспектов поведения человека [Payne et al., 2015]. Человеческое понимание того, как собаки видят мир, все еще довольно ограничено, но теперь мы коснулись той малой части, включающей визуальные, обонятельные, акустические, инстинктивные и гормональные компоненты, которые определяют то, как собака воспринимает человека.

Обонятельные сигналы, которые люди часто игнорируют, играют очень важную роль в познании мира у собак. Собаки, как и любой другой вид, принимают решения на основе всех своих чувств, если это возможно, но запахи часто имеют приоритет над другими формами информации в мозгу собак. Любому, кто когда-либо проводил время с собакой, известно насколько важны для них запахи, особенно для длинномордых пород. Собаки не только получают информацию друг о друге через обонятельные подсказки, носы также наделяют их невероятными детективными способностями. Поскольку собаки-ищейки могут найти пропавшего человека по следам суточной давности, не удивительно, что они также используют свои носы, чтобы сформировать свое отношение к людям, которых они встречают. Хорошо известно, как собаки любят исследовать незнакомых людей, нюхая область гениталий, чем часто их смущают. Интересно, что это поведение встречается реже, когда собаки приветствуют знакомых людей, у которых они больше фокусируют внимание на верхней части тела, поскольку, возможно, уделяют больше внимания поведенческим и социальным сигналам [Filatre et al., 1991]. Это важное замечание, так как это говорит о том, что собаки могут уделять больше внимания запахам, особенно запаху гениталий, когда они сталкиваются с незнакомцами, и что эта информация может определять оценку любых других сигналов языка тела и движений. В более раннем исследовании было установлено, что даже если поведенческие сигналы и движения контролируются (исследователи просят людей обоих полов выполнить одинаковые действия, например, сидеть неподвижно), собаки все еще значительно более осторожны с мужчинами [Lore & Eisenberg, 1986].

Независимо от поведения, позы, вокализации и других сознательно контролируемых сигналов, люди невольно выделяют важные детали своего состояния, здоровья, пола, окружающей обстановки, эмоций и даже генетики с запахом своего тела [de Groot et al., 2017]. Существуют фундаментальные различия в запахах мужчины и женщины. Мужской запах более резкий, поскольку у них больше апокриновых желез. Эти железы производят пот, богатый химическими веществами, особенно в состоянии страха. У мужчин также больше естественная популяция бактерий в этих железах, что еще более усиливает запах [de Groot, 2015]. Поэтому мужчины пахнут сильнее, особенно для чувствительных носов собак, и этот запах сложно скрыть. Согласно исследованиям собак, по-видимому, гораздо больше привлекают запахи, производимые женщинами, а также им легче отличить запахи отдельных женщин, возможно, из-за меньшей их резкости [Jezierski et al., 2012]. Собаки также позитивно реагируют на запах знакомых людей, обнаружение которых активирует центр вознаграждения в мозгу собаки, в отличие от незнакомых [Berns et al., 2015]. Очевидно, что собаки могут не только распознать запах знакомых людей, но также различать и запоминать отдельные человеческие запахи, умение, которое требует значительной степени мастерства, учитывая, что оно пересекает видовые барьеры.

Химические вещества, производимые организмом человека, нужны не только, чтобы регулировать физиологию и поведение, они также могут влиять на других индивидуумов того же вида, а в некоторых случаях и на другие виды. Учитывая превосходный нюх собак и их коэволюцию с человечеством, они хорошо оснащены для обнаружения определенных химических веществ, выделяемых организмом человека, и могут реагировать на это сознательно или нет. Увеличивается количество данных, свидетельствующие о том, что собаки и даже люди подвержены перекрестной химической передаче сигналов. За исключением сексуальных сигналов, состояния, передаваемые посредством запахов, как правило, отрицательные, в основном связаны с беспокойством, страхом или агрессией. Из-за неоднозначности социального общения и способности интеллектуальных видов преднамеренно обманывать других, эволюционно выгодно, чтобы индивид мог обнаруживать потенциальные угрозы посредством однозначного сигнала, который не находится под сознательным контролем, такого, как запах тела. Кроме того, поскольку социальные животные могут изменять свое поведение независимо от их внутреннего состояния или эмоций, для выживания также выгодно, чтобы мозг индивида перекрывал бы эту противоречивую информацию, предпочитая обонятельные сигналы. Таким образом, собаки чаще реагируют на химические сигналы, передаваемые посредством запаха, когда они сталкиваются с незнакомой или угрожающей ситуацией или человеком, чем когда они находятся в знакомой или расслабленной обстановке [Mutic et al., 2016]. Химические сигналы, передаваемые запахами, способны вызывать эмоциональное заражение, в результате чего эмоциональные изменения у одного индивидуума вызывают бессознательные и параллельные эмоциональные изменения у другого. Следовательно, если человек чувствует стресс, вполне возможно, что это вызовет аналогичную реакцию стресса у его собаки [de Groot et al., 2012]. Запахи важны для оценки страха собак перед мужчинами по нескольким причинам. Немаловажно, что из-за более высокого уровня тестостерона, андростерона и более развитых потовых желез у мужчин химические вещества, вырабатываемые во время стресса или страха, намного сильнее, чем у женщин. Более того, даже в расслабленном состоянии пот и другие выделения организма мужчины естественно содержат более высокие концентрации химических веществ, являющиеся признаками стресса или страха [Sommerville & Broom, 2001]. В исследованиях на людях участники надежно могли идентифицировать запах страха в поте мужчин, но не женщин [de Groot, 2015]. Если более резкие хемосигналы мужского запахе могут быть обнаружены людьми с их слабым обонянием, вполне возможно, что собаки, особенно тревожные, продемонстрируют повышенную осведомленность об информации в запахе, производимом мужчинами. Кроме того, тестостерон, гормон, концентрация которого гораздо выше у мужчин, является поведенческим медиатором и приводит к усилению агрессии у индивидуума и других людей в его окружении [Overall et al. 2001]. Тот факт, что мужчины обладают более сильно выраженными запахами, сообщают больше сигналов стресса и имеют более высокую концентрацию тестостерона, чем женщины, может значительно способствовать большей осторожности и реактивности собак по отношению к мужчинам. Это будет усугубляться, когда собака уже чувствует беспокойство и поэтому более склонна оценивать человека на основе запаха, чем по другим сигналам.

Недавно ученые доказали, что хемосигналы, вырабатываемые с помощью запаха, могут переноситься через видовые барьеры, особенно когда значение запаха может повлечь за собой негативные последствия для получателя. Например, если люди нюхают пот, богатый хемосигналами страха, возникает эмоциональная реакция заражения, при которой принимающие люди проявляют физиологические признаки стресса, несмотря на то, что не присутствуют другие его сигналы [de Groot et al., 2012]. Женщины более восприимчивы к этим хемосигналам, и когда им давали образцы с запахом тестостерона и запахом испуганных мужчин с высоким уровнем адреналина, у женщин значительно повышался уровень кортизола, чем при обнюхивании нейтрального контрольно образца [Wyart et al., 2007]. Это показывает, что химические вещества, циркулирующие в организме человека во время состояния страха, не только влияют на поведение человека, но и вызывают подобные химические реакции у окружающих людей. Последующие исследования показали, что эти химические реакции пересекают видовой барьер. Например, грызуны проявляют значительную реакцию стресса на присутствие запаха мужчины. Хронические физиологические и поведенческие признаки сильного стресса обнаруживаются у лабораторных крыс, с которыми работали мужчины-лаборанты, но никогда не встречаются у крыс, с которыми взаимодействовали только женщины. В этом случае у крыс, по-видимому, развивался хронический стресс, когда их окружающая среда пахла мужчинами, независимо от их внутреннего эмоционального состояния [Sorge et al., 2014]. Исследования на собаках демонстрируют более точные примеры хемосинхронизации между видами. При воздействии пота незнакомых испуганных мужчин, собаки, как было обнаружено, реагируют сопутствующими признаками стресса, такими как повышение частоты сердечных сокращений, типичное стрессовое поведение и избегание. Собаки не проявляли этого поведения в ответ на запах счастливых, расслабленных мужчин [D’Aniello et al., 2017]. Можно предположить, что пот и другие выделения организма вследствие стрессового опыта имеют значительный и отчетливый запах, который не находится под сознательным контролем. Таким образом, химические вещества, выделяемые потовыми железами, действуют как надежный индикатор угрозы и страха [Mujika-Parodi et al., 2009].

Очевидно, что существуют значительные различия между силой и типом сигналов, которые мужчины и женщины производят во время стресса. Мужчины и женщины также отличаются тем, как они реагируют на собственный стресс и на стресс других. Стресс у женщин, скорее всего, проявится в форме «познакомься и подружись», а не реакцией «бей или беги», которую обычно демонстрируют мужчины. Когда уровень кортизола увеличиваются, женщины чаще склонны к принятию и миротворческому поведению, тем самым снижая уровень риска за счет эмоционального умиротворения. И наоборот, мужчины с большей вероятностью будут стремиться к снижению риска посредством физических действий, либо направляясь к стрессору, либо от него [Taylor et al., 2000]. Этот эффект частично определяется тестостероном, гормоном, который способствует агрессии и снижает ингибирующий контроль, обнаруживаемым в более высоких уровнях у мужчин всех возрастов [Christiansen & Knussmann, 1987]. Как было упомянуто выше, гормоны, такие как тестостерон, влияют не только на человека, но также могут передаваться другим людям и видам. Одно исследование, в котором наблюдали хендлеров и их собак, участвовавших в выставке, свидетельствовало о том, что собаки и хендлеры разделяют эмоциональные физиологические состояния, когда они находятся в состоянии повышенной активности, со значительными гендерными различиями. Во время соревнований мужчины-хендлеры и их собаки проявляли зеркальное увеличение уровня кортизола, поэтому, по-видимому, они испытывали более высокий уровень стресса, в то время как у хендлеров-женщин и их собак не наблюдалось значительных изменений в уровне кортизола. Это может быть вызвано успокаивающим, нереактивным поведением и мышлением, которое женщины чаще используют под давлением [Butter et al., 2015]. Интересно, что эти гендерные различия в стрессе были также обнаружены исследователями, посещавшими дома собак и их владельцев. Как мужчины, так и их собаки, показали повышенный уровень кортизола через 20 минут после того, как исследователи прибыли в дома участников, тогда как у женщин и их собак уровень стресса не изменился [Schober et al., 2015]. Данные этого исследования могут помочь объяснить, почему покусы чаще случаются у собак исключительно с владельцами-мужчинами, чем с другими членами семьи [Reza et al., 2011]. В этих случаях собаки реагируют на хемосигналы, производимые их владельцами, возможно, в ответ на то, что они столкнулись с трудной задачей, стрессовой обстановкой или чувством неуверенности [Mutic et al., 2016].

Из-за существенных физических и психологических различий мужчины и женщины склонны вести себя с собаками по-разному. Физическая сила, которой обладает большинство мужчин, непременно распознается собаками. Собаки обладают непревзойденной способностью интерпретировать и реагировать на сигналы людей, превосходя в этом любые другие виды [Payne et al., 2015]. В то время как у собаки, проявляющей страх или агрессию по отношению к мужчинам, возможно, был предыдущий негативный опыт общения с ними, трусливые собаки более склонны реагировать стрессом на все, что они считают угрожающим. Мужчины с их более крупными телами, более глубоким голосом, более мускулистыми и более широкими чертами неизбежно будут казаться более внушительными для тревожной собаки [London, 2011]. Частота мужского голоса также в среднем примерно на 80 Гц ниже, чем у женщин, кроме того эту частоту собакам сложнее различать и слышать на больших расстояниях, что делает мужчин более неоднозначными [Koolhas et al., 1999]. Кроме того, мужчины и женщины имеют тенденцию использовать речь по-разному. Женщины, в среднем, говорят с собаками в течение более продолжительного времени, чем мужчины, и общаются с собаками гораздо активнее, чем большинство мужчин [Prato-Previde et al., 2006]. Исследования показывают, что многие собаки считают медленно приближающегося незнакомца гораздо более пугающим, чем незнакомца, который спокойно непрерывно говорит [Farago et al., 2010], поэтому это может частично объяснить, почему незнакомые мужчины могут вызывать больше агрессивности или поведения избегания у тревожных собак. Кроме того, речь женщин, обращенная к собакам, относительно уникальна. Мужчины склонны говорить реже, более отрывисто, неожиданно и громче [Briton & Hall, 1995], тогда как женщины склонны использовать «материнский язык», термин, придуманный для воркования, нежного и повторяющегося языкового типа, которым матери обращаются к младенцу. Материнский язык — удивительно важный инструмент, используемый в социализации и успокоении детей, и играет огромную роль в развитии ребенка, поэтому легко понять, что этот тип речи также будет оказывать успокаивающее и социальное воздействие на собак. В современном обществе домашние собаки почти синонимы детей в семье. Собаки проявляют очень сильное предпочтение и начинают взаимодействие с неизвестными людьми, особенно женщинами, когда они говорят на «материнском языке», по сравнению с людьми, которые молчат или используют другие формы речи [Hastings, 2014]. Собаки также более отзывчивы и с большей вероятностью подчиняются командам, если они передаются через «материнский язык», чем более низкочастотные и громкие команды [Topal et al., 2014]. Однако люди, конечно, способны изменить свое поведение, поэтому этим гендерным различием можно пренебречь в определенной степени. Исследования показали, что если мужчины говорят в той же высокой, спокойной и болтливой манере «материнского языка», которую инстинктивно используют женщины, они могут быть столь же эффективны, как женщины, для снижения уровня стресса у собак [Hennessy et al., 1998].

Язык тела — еще один фактор, в котором мужчины и женщины существенно различаются. В одном увлекательном исследовании было обнаружено, что при просмотре изображений силуэта мужчины или женщины с имитацией движения люди сообщали с выдающейся надежностью, что мужчина приближался, а женщина уходила [Brooks et al., 2008]. Вероятно, это результат неврологической и физической адаптации для выживания. Эволюционно выгодно воспринимать более сильный, более грозный пол как приближающийся, даже если он на самом деле уходит. Это связано с тем, что ошибочное наблюдение потенциально более опасного мужчины как уходящего, когда он на самом деле приближается, представляет более высокий риск, чем ошибочно предположение, что он приближается, когда это не так. С точки зрения эволюции, для выживания выгоднее быть чрезмерно осторожным к более крупному и более сильному человеку. С другой стороны, биологическое преимущество восприятия женщины как удаляющейся, возможно, является защитным механизмом, развившемся у детей. Если ребенок с большей вероятностью предположит, что расстояние между ним и матерью растет, он с большей вероятностью последует за фигурой матери, чтобы быть рядом. Потенциальная опасность того, что ребенок ошибочно примет женщину как приближающуюся, когда на самом деле она удаляется, намного больше, чем предположение, что она уходит, поскольку ребенок может потеряться. У ребенка гораздо меньше риска предположить, что женщина уходит, когда приближается, чем наоборот. Поэтому биологически выгодно воспринимать мужчин как приближающихся, а женщин — как уходящих. Хотя это исследование было проведено исключительно на людях, вполне возможно, что подобный механизм восприятия может также присутствовать у собак. В конце концов, они коэволюционировали вместе с людьми и невероятно проницательны к большинству сознательных и бессознательных сигналов, которые люди используют для общения и передачи информации. Возможно, собаки более склонны реагировать страхом на вид странного мужчины на расстоянии, чем странной женщины, потому что они также воспринимают мужчину как приближающегося, даже если это не так. Сам факт приближения человека является значительным триггером страха у тревожных собак. Многие собаки более терпимы к присутствию незнакомца, если он движется параллельно, но реагируют на прямое приближение. Кроме того, собаки значительно чаще боятся или проявляют защитную реакцию по отношению к человеку, если этот человек приближается угрожающе, чем если бы тот же человек двигался дружелюбно [Vas et al., 2007]. Таким образом, поскольку способ, которым человек приближается, явно является фактором, к которому гиперчувствительны неуверенные или трусливые собаки, это может способствовать более острому восприятию мужского подхода.

Люди различаются по своим проницательным способностям, и, подобно нам, некоторые собаки также могут быть более восприимчивыми к тонким социальным сигналам, чем другие. Это может в какой-то степени объяснить некоторые расхождения между реакциями собак на незнакомых людей. У людей женщины, как правило, значительно лучше воспринимают и способны интерпретировать невербальные социальные сигналы. Это в определенной степени закономерно по отношению к собакам: женщины статистически более способны обнаруживать дискомфорт у собаки и правильно оценивать, когда небезопасно взаимодействовать с собакой, чем мужчины и дети [Reisner & Shofer, 2008]. Кроме того, одно исследование показало, что мужчины гораздо более склонны садиться на стул или наклоняться, чтобы погладить собаку, тогда как женщины и дети почти всегда приседают на корточки или на пол на уровень собаки [ Robinson, 1995]. Само это действие может заставить мужчин казаться более устрашающими. Положение сидя может выглядеть очень напряженным с определенных точек зрения за счет напряжения спины и ног. Известно также, что наклон, например, чтобы погладить собаку, также вызывает защитную реакцию у собак [Vas et al., 2005]. Большинство тревожных собак предпочитают, чтобы их погладили по корпусу, а не по голове, и поэтому могут предпочесть взаимодействие с кем-то, кто спустился на их уровень. Подводя итог, опускание к земле и мягкая речь «материнским языком», могут быть эффективными методами для принятия мужчин, чтобы противостоять их естественному угрожающему образу. Однако есть более тонкие сигналы тела и чувства, которые влияют на восприятие собаки разных полов.
Несомненно, женщины в целом имеют больше невротических черт, чем мужчины. Во всем мире женщины чаще и сильнее страдают от тревожности, депрессии и экстремальных эмоциональных состояний [Lynn & Martin, 1997]. Невроз человека оказывает на собак сложное действие, но если владелец собаки имеет выраженные невротические черты, его собака часто проявляет более тесную связь и проводит больше времени в непосредственной близости от своего владельца [Wedl et al., 2010]. Владелицы-женщины, как правило, превосходят мужчин по всем пунктам, используемым при оценке опыта общения собаки и человека, хотя здесь могут содержаться некоторые ошибочные данные, вследствие нежелания некоторых мужчин обсуждать эмоциональные аспекты владения собакой [Dotson, 2008]. Интересно, что хотя более высокий уровень невротизма, обычно проявляемый женщинами, может сделать их более эмоциональными, некоторые исследования показали, что мужчины более склонны действовать импульсивно на эмоциях. Женщины с большей вероятностью рассматривают собаку как невиновную, действуют ободряюще и менее склонны к раздражению, сердитости или самоутверждению в попытке контролировать ситуацию, когда сталкиваются с поведенческими проблемами у собак [Ben-Michael, 2005]. Вероятно, сочетание врожденных гендерных черт, успокаивающее поведение, эмпатия и более низкая импульсивность способствуют более быстрому развитию доверия к женщинам у трусливых собак. Несмотря на то, что их считают спутниками мужчины, некоторые предки домашних собак, возможно, проводили больше времени с женщинами в первобытных обществах. Имеются данные, свидетельствующие о том, что в древних сообществах охотников и собирателей женщины использовали волков или диких собак для охоты и защиты при поисках еды, в то время как мужчины охотились в одиночку [Taylor et al., 2000]. Таким образом, эти собаки, возможно, воспитывались женщинами подобно детям в этих исторических сообществах, и, следовательно, способность собак формировать тесные связи и легко интерпретировать поведение женщин была бы крайне важной для выживания. Если бы эта социальная структура была распространена у предков собак, связь между собакой и женщиной была бы под большим селекционным давлением, и таким образом, формировалась и оттачивалась бы в течение тысяч лет эволюции.

Один особый гормон, окситоцин, может играть особенно важную роль в гендерных различиях, наблюдаемых у тревожных собак. Окситоцин участвует в процессе формирования привязанности у собаки и владельца, что может частично объяснить, почему собаки часто быстрее привязываются и доверяют незнакомым женщинам, чем мужчинам. Окситоцин известен как гормон привязанности, потому что он укрепляет и поддерживает глубокую безусловную связь, наиболее сильную между матерью и ребенком, а также сексуальными партнерами. Он создает спокойное, расслабленное и счастливое эмоциональное состояние у обоих лиц, вовлеченных в связь [Mitsui et al., 2011]. Окситоцин улучшает настроение, укрепляет отношения и также полезен для здоровья, поскольку он уменьшает хроническую тревожность и страхи, повышает сопротивляемость организма и повышает доверие и лояльность [Kirsch et al., 2005]. Окситоцин также повышает социабельность, улучшая способность индивида замечать и интерпретировать социальные сигналы и язык тела, идентифицировать индивидуумов и формировать привязанности [Olivia et al., 2014]. Во многих отношениях окситоцин является самоподкрепляемым гормоном. Он формирует внутренний цикл положительной обратной связи, позволяя индивиду чувствовать себя хорошо и менее напряженно, придавая ему воодушевление, что побуждает индивида продолжать искать и устанавливать связи с другими индивидами. Этот гормон создает также внешнюю положительную обратную связь между двумя индивидами, поскольку увеличение окситоцина у одного вызывает его увеличение у другого [Nagasawa et al., 2015]. Один из самых замечательных компонентов приручения собак и коэволюции с людьми — это развитие последовательной и сильной межвидовой окситоциновой обратной связи между собакой и человеком. Это феноменально, что взаимодействия хозяин-собака способны производить такой же уровень окситоцина, который обнаруживается в отношениях матери и ребенка [Nagawasa et al., 2009]. Фактически, уровни окситоцина повышаются у собак и их владельцев после нескольких секунд взаимодействия, таких, как поглаживание или даже просто длительный пристальный взгляд. Подобно людям, собаки испытывают такое же улучшение настроения, оптимизм, снижение стресса, преданность и пользу для здоровья от усиленной окситоцином привязанности [Kis et al., 2014]. Однако существует один недостаток у сильной окситоциновой связи — это повышенный риск тревоги разлуки и потребности в постоянной опеке у некоторых собак, особенно у тех, чей единственный владелец обладает невротическими чертами или эмоциональной зависимостью [Taylor, 2006].

На окситоциновую связь, безусловно, влияют гендерные различия у людей. Из-за материнского происхождения роли окситоцина в привязанности, женщины, по-видимому, имеют естественное преимущество и используют этот гормон больше, чем мужчины, и это, по-видимому, также закономерно по отношению к собакам. В исследовании, посвященном изучению гормональным реакциям мужчин и женщин на взаимодействие с собакой, у женщин было обнаружено значительное увеличение уровня окситоцина после взаимодействия с собакой, тогда как уровни окситоцина у мужчин на самом деле уменьшались во время эксперимента. Эстроген стимулирует выработку окситоцина, поэтому более высокие уровни эстрогена у женщин будут приводить к усилению секреции окситоцина и поддержанию высокого уровня окситоцина [Miller et al., 2009]. Собаки способны к выраженной обратной связи с людьми [Handlin et al., 2015] и, как было показано, демонстрируют повышенные поведение привязанности и уровень окситоцина в ответ на запах окситоцина [Nagawasa et al., 2015]. Поэтому, хотя уровни окситоцина были измерены только у людей в исследовании Миллера, можно предположить, что собаки, взаимодействующие с женщинами, также имели более высокие уровни окситоцина, чем те, которые взаимодействуют с мужчинами. Эффект от увеличения производства окситоцина женщинами может способствовать более быстрой скорости образования привязанности, часто наблюдаемой между собаками и женщинами. Кроме того, окситоцин вызывает изменения в мозге, которые повышают социальное познание и доверие и уменьшают тревожные реакции на пугающие лица или среду [Kirsch et al., 2005], а также увеличивают способность человека или собаки распознавать язык и сигналы тела [Olivia et al., 2014]. Таким образом, если собака имеет высокий уровень окситоцина, когда сталкивается с незнакомым местом или человеком, у нее меньше шансов отреагировать негативно и более вероятно правильно интерпретировать сигналы в пределах опыта. Поэтому, если женщины склонны вырабатывать более высокие концентрации окситоцина при взаимодействии с собаками, в то время как у мужчин наблюдается снижение окситоцина, на собак может наблюдаться переносимый эффект, который не только повышает доверие к женщинам, но также означает, что собаки с меньшей вероятностью испытывают социальную тревогу и неправильно понимают социальные или поведенческие сигналы при взаимодействии с женщиной.

Люди, у которых есть спасенная собака, опасающаяся мужчин, особенно если она предвзято относится к определенному виду мужчин, например с бородой или в шляпе, часто предполагают, что страх является результатом предыдущих негативных переживаний. Общеизвестно, когда история собак неизвестна, статистически более вероятно, что у них имеется положительный опыт общения с женщинами, а не мужчинами. Хотя нецелесообразно равнять всех под одну гребенку, женщины статистически обеспечивают более высокий уровень заботы и ласки домашним животным, чем мужчины [Maritia et al., 2012]. Кроме того, мужчины гораздо чаще используют суровые физические и эмоциональные методы наказания при обучении собак [Schilder & van der Borg, 2004] и более склонны проявлять негативное отношение к животным. В подавляющем большинстве мужчины превосходят женщин по случаям насилия над животными [Herzog, 2007], а уличные собаки особенно восприимчивы к плохому обращению от мужчин, учитывая, что 95% ловцов собак являются мужчинами [Night Talker, 2017]. Эти тенденции статистически значимы во всем мире, поэтому, хотя многие мужчины, разумеется, заботятся и хорошо относятся к животным, это бесспорный факт, что мужчины более склонны к жестокому обращению с собаками, чем с женщинами. Собаки, безусловно, способны различать пол и проявлять страх перед одним типом человека, основываясь на прошлом опыте [Doring et al., 2009], и эта ассоциация может быть сформирована очень быстро, основываясь только на коротких негативных или позитивных взаимодействиях. Например, в одном из недавних исследований на собаках было показано, что они могут классифицировать мужчин и женщин как эгоистичных или щедрых и действовать на основании этого вывода после всего нескольких кратких экспериментальных повторений [Carballo et al., 2015]. Интересно, что собаки, как представляется, более искусны в распознавании и ассоциировании отдельных лиц и голосов у мужчин, чем женщин, поэтому они могут быть более подготовлены к тому, чтобы сформировать отчетливые воспоминания [Yong & Ruffman, 2015]. Кроме того, если у собаки был негативный опыт в присутствии мужского запаха, интерпретация этого запаха и подобных запахов может быть изменена до такой степени, что он станет источником беспокойства в последующих взаимодействиях, даже без какой-либо возможной угрозы. Так, например, если собака была подвергнута травматическому изъятию с улицы ловцом, она может начать боязливо реагировать на запах любого мужчины в будущем. Выгодно быть осторожным от чего-то, что принесло вред в прошлом, поэтому от любой ассоциации страха, которую получила собака, к сожалению, гораздо сложнее избавиться, чем создать [de Groot 2015]. Поэтому, несмотря на то, что, несомненно, есть гораздо больше факторов, которые способствовали бы страху перед мужчинами, роль возможного прошлого негативного опыта не может быть недооценена.

Многие другие аспекты истории собаки могут вызвать предрасположенность к определенным проблемам, в том числе к страху перед мужчинами. Собаки, взятые с улицы или из приюта, с большей вероятностью проявят любые поведенческие проблемы, чем собаки, приобретенные у заводчика или из другого источника, кроме приюта [Jagoe, 1994]. Этого следует ожидать, учитывая, что большинство спасенных собак испытали умеренную или тяжелую физическую, социальную, психологическую или экологическую депривацию и, возможно, жестокое обращение. Более того, длительное привыкание к условиям клетки, в частности, приведет к тому, что собаки будут более осторожны с приближающимися людьми [Wells & Hepper, 2000], вероятно, из-за воздействия ограниченного пространства и невозможности убежать или уйти, что создает чувство незащищенности. Чем более устрашающий человек появляется, тем больше шансов получить защитную реакцию. Молодые собаки особенно склонны к беспокойству из-за выращивания в замкнутом пространстве. Одно широкомасштабное исследование показало, что все собаки, которые в течение длительного времени жили в клетке или выращивались там со щенячества, имели более высокий риск проявления агрессии по отношению к людям в дальнейшей жизни. Из-за физического ограничения и ограниченного положительного социального взаимодействия у собак, купленных в зоомагазине, скорее всего, может развиться агрессия по отношению к владельцу, а также специфические социальные страхи, как правило, по отношению к мужчинам, детям или незнакомым людям [McMillan et al., 2013]. Кроме того, собаки, выращенные в менее-идеальных-условиях, склонны к болезням во время развития, а особи, которые заболевают в течение первых 16 недель жизни, значительно чаще проявляют трусливое или агрессивное поведение в дальнейшей жизни [Podbersceka & Serpell, 1997]. Возможно, это связано с задержками развития или с необходимостью большей самозащиты в результате уязвимости, которая сопровождает плохое здоровье. Недостатки питания, несомненно, также влияют на поведение и боязливость, а также на предрасположенность к болезням, а введение более качественной диеты может значительно снизить тревожное поведение у собак в приютах [Hennessy et al., 2002]. Приюты — это очень стрессовые условия даже для самых сильных собак, и социальная изоляция может привести к быстрому ухудшению поведения собаки и стратегий преодоления. Тем не менее, многие исследования показали, что короткие сеансы взаимодействия с человеком могут значительно снизить хронический стресс у собак в приютах, особенно если эти сеансы начались сразу после прибытия собаки. Любое положительное взаимодействие, по-видимому, приносит пользу собакам, включая кормление, ласки и игру. Поэтому осторожное и частое позитивное воздействие широкого круга посетителей, хорошее питание и некоторая свобода передвижения могут значительно снизить травмы и беспокойство у собак в приютах [Coppola et al., 2006]. Разумеется, у многих приютов ресурсы и время слишком ограничены для осуществления этих изменений. Даже когда спасательные организации могут использовать программы социализации, большинство добровольцев являются женщинами, поэтому собаки могут общаться исключительно с женщинами. К счастью, готовность многих собак из приютов формировать новые привязанности в сочетании с большим терпением нового владельца к поведенческим проблемам обеспечивает успех для многих приемных собак с тревожностью [Gacsi et al., 2001].

Собаки, которые подвергаются необычному стрессу, например, переезду в новый дом или появлению нового члена семьи, скорее всего, будут проактивно защищаться, а высокий уровень стресса может проявляться в виде укусов у собак, которые ранее были спокойными [Reisner et al., 2011]. Большинство укусов собак приходится на детей, по-видимому, потому, что дети, как правило, менее искусны в интерпретации языка тела собак и более склонны приставать или хватать собаку, часто находясь в близком контакте с мордой собаки. Эта приводит к более серьезным укусам в лицо, а не за протянутые конечности, как у взрослых [Reisner et al., 2011]. Тем не менее, важно отметить при рассмотрении статистики укусов, что может быть существенное предвзятое отношение к формальному сообщению об укусах, когда человек является несовершеннолетним, а не взрослым. Незарегистрированные укусы, скорее всего, будут касаться взрослых и проживающих в частном секторе. Например, в почтовом опросе владельцев спрингер-спаниелей почти половина опрошенных сообщили, что их собаки проявляли агрессивное поведение по отношению к членам семьи, и в два раза больше заявленных случаев агрессивного поведения были направлены на взрослых, чем детей [Reisner et al., 2005]. Известно, что некоторые породы, включая спрингер-спаниелей, более склонны направлять агрессию на своих хозяев, тогда как другие породы, чаще овчарки и охранные собаки, имеют тенденцию к проявлению агрессии по отношению к незнакомцам или злоумышленникам [Vas et al., 2007]. Генетика, несомненно, играет роль как в развитии страха, так и агрессии. Поскольку охранные и пастушьи охранные породы генетически склонны быть более настороженными, территориальными и чувствительными к различным типам сближения, неудивительно, что они предрасположены к тому, чтобы реагировать защитно или агрессивно по отношению к незнакомым людям. Охранные породы также гораздо более склонны воспринимать сигналы от незнакомца, указывающие на то, что они могут представлять угрозу, такие как напряженный язык тела, приближение по прямой и пристальный взгляд [Vas et al., 2005]. В симуляциях собаки обычно реагируют агрессией или избеганием на преднамеренно угрожающие движения незнакомца, но при этом реагируют игриво, если тот же сценарий выполняется их владельцами [Gyori et al., 2010]. Однако порода или тип не могут быть использованы для надежного прогнозирования предрасположенности к агрессии, и ни одна собака не может быть «гарантированно безопасной». Лабрадоры ретриверы составляют значительную часть случаев покусов во многих западных странах, скорее всего, вследствие их популярности, а не генетики. Общественное восприятие породы как добродушной также может привести к тому, что отдельные лабрадоры будут помещены в более стрессовые ситуации с меньшей осторожностью, чем некоторые другие породы [Guy et al., 2001]. При изучении зарегистрированных случаев покусов можно отметить, что собаки в целом значительно чаще кусают мужчин, чем женщин почти во всех возрастных группах, включая детей. Также мужчины составляют большинство жертв покусов собак, возможно, из-за способности тестостерона усиливать тяжесть агрессивных реакций. Эта тенденция была обнаружена по всему миру [Overall & Love, 2001] и применима как к незнакомцам, так и к членам семьи. Большее количество людей, проживающих в доме, положительно коррелирует с повышенной агрессией у собак, но агрессия, направленная на владельца, тем не менее гораздо более вероятна для мужчин-владельцев [Pirrone et al., 2015].

Анонимные опросы владельцев собак могут быть надежным и удобным способом сбора данных о поведении собак. Люди с большей вероятностью будут честны в отношении любых проблем, с которыми они сталкиваются, особенно когда их собаки обладают склонностью к агрессии, если их личность не известна [Hsu & Sun, 2010]. Неспецифические исследования также уменьшают смещение выборки, которые могут возникнуть, если использовать статистику укусов собак или опросы владельцев-отказников как источники данных. Сообщалось, что согласно анонимному опросу, проведенному с участием владельцев, 40% собак проявляли страх или агрессию по отношению к людям. Из этих собак 67% были спасенными, причем половина из них была из национальных центров по спасению домашних животных, а другая половина была импортирована из-за границы. Около половины спасенных собак, включенных в этот опрос, проявили страх или агрессию по отношению к людям, в отличие от 24% собак, приобретенных у заводчиков. Это соответствует общим выводам о том, что спасенные собаки более подвержены риску переживания тревожности в обществе людей [Wells & Hepper, 2000]. Взрослые мужчины были наиболее вероятными триггерами страха или агрессии в любом контексте, причем 55% проблемных ситуаций были направлены на мужчин. Интересно, что дети выступали в качестве триггеров страха или агрессии только в 8% случаев, большинство из которых касались детей, посещавших дом, а не членов семьи или детей, встреченных на улице. Среди собак, которые демонстрировали проблемное поведение, самым распространенным триггером были взрослые мужчины, посещавшие дом, причем сообщалось, что более половины собак отрицательно отреагировали на мужчин, посещающих их дом. Однако большинство (60%) из 244 собак, участвовавших в этом опросе, не проявляли проблемного поведения по отношению к людям, что является многообещающей статистикой. В своих ответах более половины владельцев проблемных собак выразили желание помочь их собаке преодолеть страх или снизить агрессию. Это подчеркивает тот факт, что необходимо повысить осведомленность о причинах агрессии у собак и о том, как владельцы могут безопасно помочь своим собакам для коррекции их поведения.

Из всех поведенческих проблем собак неприязнь к людям — имеет тенденцию вызывать наибольший дистресс или беспокойство у владельцев и хендлеров. Важно, однако, чтобы эта проблема поведения решалась чутко и осторожно. Когда люди прибегают к суровому физическому наказанию, они рискуют значительно увеличить страх и реактивность собаки. Как словесное, так и физическое наказание могут увеличить уровень стресса у собак [Horvath et al., 2008]. В исследовании Рейнснер по спрингер спаниелям около трети случаев агрессии по отношению к владельцам произошли в ответ на применение физического наказания. Учитывая, что мужчины статистически более склонны использовать агрессивные и физические методы для решения проблем поведения своих собак, а собаки часто реагируют с большей интенсивностью по отношению к мужчинам, следует учитывать опасность этих методов [Ben-Michael, 2005]. Страх является наиболее распространенном предпосылкой к агрессии, особенно когда способность собаки убежать ограничена, например, в доме, в клетке или на привязи. Почти у всех трусливых собак есть способность нормализоваться, а некоторые в этом преуспевают, но такие собаки никогда не “вылечиваются” и всегда нужно проявлять осторожность, чтобы избежать ненужного стресса [London, 2011]. Страх перед людьми обычно является одним из самых стойких страхов у собак и имеет тенденцию быть более продолжительным, чем страхи, связанные с объектами или окружающей средой [Dykman et al., 1979]. Поэтому очень важно, чтобы владельцы и хендлеры были готовы посвятить этому вопросу свое время и терпение.

Долгосрочное исследование, проведенное на не прошедших отбор рабочих собаках, которые демонстрировали страх по отношению к людям (мужчины, незнакомые люди или дети), показало, что контробусловливание является наиболее эффективным методом, за ним следует систематическая десенситизация [Gunrow, 1995]. Контробусловливание влечет за собой изменение значения конкретного стимула, в данном случае — пугающего типа людей, так что реакция по умолчанию на этот стимул у собаки изменяется. Лучше всего его использовать в сочетании с десенситизацией, которая предполагает первоначально подвергать собаку стимулу такой низкой интенсивности, которая не вызывает негативной реакции, а затем постепенно увеличивает интенсивность стимула темпами, которые никогда не спровоцируют собаку на реакцию страха. Если эти два метода успешно работают, человек должен обеспечить, чтобы собака оставалась достаточно спокойной около стимула, чтобы выбрать новое выученное поведение вместо реакции страха или агрессивного ответа. Контробусловливание и десенсибилизация лучше всего подходят для работы с поведением, основанном на страхе, потому что они не только уменьшают уровень страха, который испытывает собака в ответ на триггеры, но также изменяют способ, которым собака справляется с этим страхом. Другие методы, такие как наказание, погружение (флудинг) или полное избегание, не очень эффективны, потому что они не работают, чтобы уменьшить уровень беспокойства собаки и могут даже усилить как острый, так и хронический стресс [Schilder & van der Borg, 2004]. Не только страх и стресс создают риск для здоровья собак, они также серьезно влияют на когнитивные способности собаки, до такой степени, что собака в сильном стрессе часто не может разучивать новые виды поведения или ассоциации. При работе с собакой, боящейся людей, сначала следует приучить собаку к наименее опасному типу людей, например, к опытному собачнику на нейтральной территории, обеспечив только положительный опыт около этого малоинтенсивного триггера. Как только собака будет спокойна и ей будет комфортно рядом с этим триггером с низкой интенсивностью, хендлер может постепенно увеличивать интенсивность триггера, в конечном итоге работая с очень пугающим человеком, например, с большим бородатым мужчиной [Landsberg et al., 2012]. Интересно, что как только у собаки значительно возрастает уровень кортизола, успокаивающие прикосновения знакомого человека будут неэффективными для снижения стресса, который испытывает собака, если только сам страх не может быть уменьшен. Одно исследование показало, что хотя гормоны, такие как допамин, окситоцин и эндорфины, у людей и собак во время положительных взаимодействий увеличивались, кортизол снижался только у людей [Odendaal, 2000]. Таким образом, если собака испытывает сильный стресс, важно уменьшить интенсивность триггера стресса, например, путем создания дополнительного расстояния между собакой и человеком, которого боится собака, в сочетании с тактильным подбадриванием.

Поиск тренера или бихевиориста является важным первым шагом для владельцев, которые испытывают затруднения с трусливой собакой, и это может предоставить владельцам уверенность и инструменты, с помощью которых можно помочь собаке в повседневной жизни [Kubinyi et al., 2009 ]. Наряду с техниками обучения феромоны также могут снижать стресс у собак, и, несмотря на то, что эти методы дают неустойчивые результаты, успокаивающие ошейники с феромонами, в частности, доказали свое успокаивающее действие на некоторых собак [Thompson, 2016]. Стерилизация или кастрация собаки может помочь некоторым особям, но необходимо правильно подобрать время, чтобы избежать усугубления нервозности. В тяжелых случаях противотревожные препараты, такие как хлорпромазин, могут оказать большую помощь собакам, но любые лекарства должны сочетаться с модификацией поведения, чтобы иметь долгосрочный положительный эффект, и должны быть крайним средством [Blacksaw, 1991]. Высокое качество питания также важно для тревожных собак, а также регулярное время кормления, чтобы собака не голодала в течение длительного времени, так как это может способствовать импульсивности и стрессу [Hennessy et al., 2002].

Что касается гормональных и физических различий между полами, мало что можно сделать, чтобы изменить способ, которым нервная собака воспринимает мужчин. Однако существует много способов, которыми мужчина или любой пугающий человек могут изменить свой язык тела, чтобы казаться менее опасным для собак. Во время акта приветствия приседание вниз к земле, чтобы не нависать над собакой, обычно помогает человеку казаться менее напряженным и пугающим. Мирные намерения можно также выразить, приняв свободную открытую позу, предпочтительно, слегка повернувшись боком к собаке. Когда собаку приучают к новому человеку, к собаке не следует обращаться напрямую, и ей нужно дать место для отступления, если это необходимо. Если есть риск укуса, можно использовать такой барьер, как детские ворота, чтобы собака могла наблюдать за пугающим ее человеком с расстояния без физического контакта. Это может потребоваться во время сильного стресса, например, когда собаку впервые перемещают в дом или представляют новому человеку. Новый человек должен сначала избегать зрительного контакта. Хотя взаимное пристальное внимание может быть очень эффективной связующей активностью между собакой и владельцем и не всегда рассматривается собаками для прогнозирования опасности, прямой контакт глазами может быть истолкован как угроза в сочетании с чувством неуверенности или другими триггерами страха [Vas et al. , 2005]. Поскольку собаки склонны к большей настороженности около мужчин, более вероятно, что они вероятнее заметят напряжение в позе мужчины [Lore & Eisenberg, 1986], а эффект тестостерона и других гормонов будет способствовать повышению реактивности к этим сигналам. Таким образом, мужчинам в среднем необходимо приложить больше усилий, чем женщинам, чтобы завоевать доверие тревожной собаки.

Насколько важно, чтобы собака оставалась ниже порога тревожности, при столкновении с пугающими ее людьми, также очень важно, чтобы люди оставались спокойными и расслабленными, насколько это возможно. Расслабленный язык тела поможет, но если человек опасается реакции собаки, собака, вероятно, будет знать об этом, и в этот момент сигналы языка тела, вероятно, будут отменены в восприятии собаки, отдав приоритет ольфакторным сигналам страха [Mutic et al., 2016]. Более резкий запах пота и повышенная концентрация тестостерона, андростерона и хемосигналов страха или агрессии, исходящих от мужчин, снова усугубят этот эффект, делая стрессующего мужчину более заметным для собак, чем женщину в том же состоянии [de Groot et al. , 2012]. Собаки очень чувствительны к человеческим эмоциям и с большей вероятностью наладят контакт с людьми, если они находятся в счастливом настроении [Morisaki, 2009]. Из-за преимуществ окситоцина при социальных контактах создание связи с человеком может быть невероятно эффективным для снижения хронического стресса у собак. Современные собаки развивались в течение тысяч лет, чтобы быть в значительной степени зависимыми от их опекунов-людей, почти в той же степени, в которой дети нуждаются в родительской заботе, чтобы расти и развиваться. Таким образом, общение с человеком жизненно важно для психологического и физического здоровья собак. Недавно спасенные собаки чаще наиболее трусливы и реактивны, прежде чем у них возникнет привязанность к их новой семье. Поэтому, если собака изначально очень беспокоится в присутствии взрослого мужчины в новом доме, простой акт общения с другими членами семьи может в свою очередь побудить собаку к большей готовности взаимодействовать с пугающим индивидуумом, в конечном итоге приводя к доверию и привязанности [Payne et al., 2015]. Как только собака готова взаимодействовать с человеком, которого она опасается, существует много эффективных способов для завоевания ее доверия. Насколько это возможно, человек должен попытаться стать источником всех положительных аспектов повседневной жизни собаки. Большинство собак очень ценят пищу, поэтому, если человек, которого она боится, может быть источником ежедневного кормления собаки, это может быть невероятно выгодно для отношений. Поскольку новые собаки, скорее всего, будут бояться мужчины в семье, часто зоозащитники рекомендуют, чтобы все кормления собаки взяли на себя именно мужчины. Пищевое подкрепление, фаршированные конги и периодические предложения лакомств, например, игра в виде разбрасывания лакомств по всей комнате для поиска их собакой, также очень полезны для завоевания ее доверия. Если собака любит выходить на улицу, мужчина должен участвовать в максимально возможном количестве прогулок, предпочтительно, чтобы собака играла и тренировалась в одно и то же время. Это не только увеличивает положительный опыт при взаимодействии с опасным человеком, но и позволяет собаке взаимодействовать с человеком вне домашней среды. Собаки часто менее осторожны на нейтральной территории [Landsberg et al., 2012]. Подобным образом, как и у детей, свободные и неструктурированные игровые действия могут быть невероятно терапевтическими и эффективными для снижения тревоги у собак. Некоторые игровые приемы, которые приводят к высоким уровням возбуждения, такие как перетягивания и возня, не подходят в этих случаях из-за высокой импульсивности и тактильности характера игры. Тем не менее, действия с низким контактом, такие как выборка и игры с предметами, могут быть эффективными для увеличения привязанности собаки к вовлеченному человеку [Horvath et al., 2008].

Прежде всего, самым важным фактором в снижении беспокойства собаки к людям является время и терпение. Это особенно касается страха перед мужчинами из-за всех гендерно-специфических факторов, которые могут вызвать беспокойство у собак. Количество времени, совместно проведенного с собакой, напрямую увеличивает привязанность [Payne et al., 2015]. Даже несмотря на то, что доверие собак к некоторым мужчинам может развиваться дольше, привязанность и отношения, сложившиеся между мужчинами и их собаками, столь же близки, ценны и полезны, как и у женщин. Собаки по большому счету не боятся или не не любят мужчин, но многие из факторов, обсуждаемых в этом исследовании, скорее спровоцируют страх перед мужчинами. Фобии у собак часто генерализуются на сигналы, которые люди в противном случае вряд ли могли бы заметить и, конечно же, бывают случаи, когда собаки более восприимчивы к мужчинам и доверяют им, а боятся женщин. Таким образом, собаки не проявляют общего гендерного уклона, но на них оказывают сильное влияние врожденные гендерные характеристики, а также прошлый опыт. Излишне говорить, что мужчинам очень полезны их приятели-собаки, и некоторые связанные с ними преимущества для здоровья на самом деле могут быть более выражены у мужчин. Например, владение собакой снижает уровень артериального давления и холестерина у владельцев мужчин, но не женщин [Robinson, 1995]. Кроме того, мужчины, обладающие большей физической силой и низкими тенденциями к невротизму, часто обеспечивают лучшего друга человека с большим чувством защищенности, более физического участия в игре и уникального стиля отношений. Обеспечение связи с очень робкой или реактивной собакой может быть длительным процессом, особенно когда человеческая половина связи является триггером для беспокойства. Страх и агрессия имеют решающее значение для выживания, и поэтому связанное с этим поведение никогда не бывает иррациональным, даже если оно не связано с реальной угрозой. Устранение полученных таким образом реакций может занять много времени. Это свидетельствует об особых отношениях между людьми и собаками, которые, даже когда собаки проявляют начальную осторожность и страх перед человеком, которые обычно можно преодолеть и в конечном итоге заменить лояльностью и доверием к человеку, которого собака опасалась.

Hannah Walker

Ссылки:

  • Ben-Michael J. (2005). Dog owner in problematic dog-rearing situations: Techniques of disciplining behaviour. Print Partners Ipskamp, The Netherlands.
  • Berns G.S., Brooks A.M. & Spivak M. (2015). Scent of the familiar: An fMRI study of canine brain responses to familiar and unfamiliar human and dog odors. Behavioural Processes, 110, 37-46.
    between dogs obtained as puppies from pet stores and those obtained from noncommercial breeders. JAVMA, 242, 10, 1359-1363.
  • Blacksaw J.K. (1991). An overview of types of aggressive behaviour in dogs and methods of treatment. Applied Animal Behaviour Science, 30, 351-361.
  • Blouin D.D. (2008). All in the Family: Understanding the meaning of dogs and cats in the lives of American Pet Owners. Department of Sociology, Indiana University, USA.
  • Briton N.J. & Hall J.A. (1995). Beliefs About Female and Male Nonverbal Communication. Sex Roles, 32, 1/2, 79-90.
  • Brooks A., Schouten B., Troje N.F., et al. (2008). Correlated changes in perceptions of the gender and orientation of ambiguous biological motion figures. Current Biology, 18, 17, 728-729.
  • Butter A.P., Thompson B., Strasser R. et al. (2015). Evidence for a synchronization of hormonal states between humans and dogs during competition. Physiology & Behaviour, 147. 54-62.
  • Carballo F., Freidin E., Putrino N., et al. (2015). Dog’s Discrimination of Human Selfish and Generous Attitudes: The Role of Individual Recognition, Experience, and Experimenters’ Gender. PLoS ONE, 10, 2, 1-22.
  • Christiansen K. & Knussmann R. (1987). Androgen levels and components of aggressive behavior in men. Hormones and Behaviour, 21, 2, 170-180.
  • Coppola C.L., Grandin T. & Enns R.M. (2006). Human interaction and cortisol: Can human contact reduce stress for shelter dogs?. Physiology and Behaviour, 87, 3, 537-541.
  • D’Aniello B., Semin G.R., Alterisio A., et al. (2017). Interspecies transmission of emotional information via chemo signals: from humans to dogs (Canis lupus familiaris). Animal Cognition, 1-12.
  • De Groot J. (2015). Chemosignaling Emotions: What a Smell can Tell. Utrecht University, Utrecht, The Netherlands.
  • De Groot J.H.B., Semin G.R. & Smeets M.A.M. (2017). On the Communicative Function of Body Odors: A Theoretical Integration and Review. Perspectives on Psychological Science.12, 2, 183-204.
  • De Groot J.H.B., Smeets M.A.M., Kalderwaij A., et al. (2012). Chemosignals Communicate Human Emotions. Psychological Science, 23, 11, 1417-1424.
  • Doring D., Roscher A., Scheipl F., et al. (2009). Fear-related behaviour of dogs in veterinary practice. The Veterinary Journal, 182, 1, 38-43.
  • Dotson M.J. (2008). Understanding dog–human companionship. Journal of Business Research, 61, 5, 457-466.
  • Dykman R.A., Murphree O.D., & Reese W.G., (1979). Familial Anthropophobia in Pointer Dogs?. Gen Psychiatry, 36, 9, 988–993.
  • Farago T., Pongracz P., Range F. et al. (2010). ‘The bone is mine’: affective and referential aspects of dog growls. Animal Behaviour, 79, 4, 917-925.
  • Filiatre J.C., Millot J.L. & Eckerlin A. ( 1991). Behavioural Variability of Olfactory Exploration of the Pet Dog in Relation to Human Adults. Applied Animal Behaviour Science, 30, 341-350.
  • Gacsi M., Topal J., Miklosi A., et al. (2001). Attachment Behaviours of Adult Dogs (Canis familiaris) Living at Shelters. Journal of Comparative Psychology, 115, 4, 423-431.
  • Gunrow W. (1995). Fearfulness and failure in training working dogs. SJSU ScholarWorks,
  • Guy N.C., Luescher U.A., Dohoo S.E, et al. (2001). Risk factors for dog bites to owners in a general veterinary caseload. Applied Animal Behaviour Science, 74, 29-42.
  • Guy N.C., Luescher U.A., Dohoo S.E., et al. (2001). Demographic and aggressive characteristics of dogs in a general veterinary caseload. Applied Animal Behaviour Science, 74, 1, 15-28.
  • Győri B. Gácsi M. & Miklósi A. (2010). Friend or foe: Context dependent sensitivity to human behaviour in dogs. Applied Animal Behaviour Science, 128, 1-4, 69-77.
  • Handlin L., Nilsson A., Edjeback M., et al. (2012). Associations between the Psychological Characteristics of the Human–Dog Relationship and Oxytocin and Cortisol Levels. Anthrozoos, 25, 2, 215-228.
  • Hastings H.D. (2014). Not Just a Silly Voice: Dogs Respond to Motherese but Wolves Do Not. Ecology and Evolutionary Biology, University of Colorado, 54.
  • Hennessy M.B., Davis H.N., Williams M.T., et al. (1997). Plasma Cortisol Levels of dogs at a county animal shelter. Behav., 62, 485-490.
  • Hennessy M.B., Voith V.L., Young T.L., et al. (2002). Exploring Human Interaction and Diet Effects on the Behavior of Dogs in a Public Animal Shelter. Journal of Applied Animal Welfare Science, 5, 4, 253-273.
  • Hennessy M.B., Williams M.T., Miller D.D., et al. (1998). Influence of Male and Female Petters on Plasma Cortisol and Behaviour: Can Human Interaction Reduce the Stress of Dogs in a Public Animal Shelter?. Applied Animal Behaviour Science, 61:1, 63-77.
  • Herzog H.A. (2007). Gender Differences in Human–Animal Interactions: A Review. Anthrozoos, 20, 1.
  • Horváth Z., Dóka A. & Miklósi A. (2008). Affiliative and disciplinary behavior of human handlers during play with their dog affects cortisol concentrations in opposite directions. Hormones and Behaviour, 54, 107-114.
  • Hsu Y. & Sun L. (2010). Factors associated with aggressive responses in pet dogs. Applied Animal Behaviour Science, 123,108–123.
    International Research Findings. Early Childhood Education Journal [online].
  • Jagoe A. (1994). Behaviour problems in the domestic dog: a retrospective and prospective study to identify factors influencing their development. Department of Clinical Veterinary Medicine and St. Catharine’s College, University of Cambridge, UK.
  • Jalongo M.R. (2015). An Attachment Perspective on the Child–Dog Bond: Interdisciplinary and
  • Jezierski T., Sobczyn M., Walczak M., et al. (2012). Do Trained Dogs Discriminate Individual Body Odors of Women Better than Those of Men?. Journal of Forensic Sciences, 57, 3, 647-563.
  • Kirsch P., Esslinger C., Chen Q., et al., (2005). Oxytocin Modulates Neural Circuitry for Social Cognition and Fear in Humans. The Journal of Neuroscience, 25, 49, 11489-11493.
  • Kis A., Hern´adi A., Kanizs´ar O., et al. (2014). Oxytocin induces positive expectations about ambivalent stimuli (cognitive bias) in dogs. Hormones and Behaviour, 69, 1-7.
  • Koolhas J.M., Korte S.M., Van der Vegt B.J., et al. (1999).Coping styles in animals: current status in behavior and stress-physiology. Neuroscience & Biobehavioral Reviews, 23, 7, 925-935.
  • Kubinyi E., Turcsán B. & Miklósi A. (2009). Dog and owner demographic characteristics and dog personality trait associations. Behavioural Processes, 81, 392-401.
  • Landsberg G., Hunthausen W. & Ackerman L., (2012). Behavior Problems of the Dog and Cat. Saunders, Elsevier, 3rd
  • London K.B. (2011). Understanding and helping fearful dogs. Bark, Feb ‘11, 72-78.
  • Lore R.K. & Eisenberg F.B. (1986). Avoidance reactions of domestic dogs to unfamiliar male and female humans in a kennel setting. Applied Animal Behaviour Science, 15, 3, 261-266.
  • Lore R.K. & Eisenberg F.B. (1986). Avoidance reactions of domestic dogs to unfamiliar male and female humans in a kennel setting. Applied Animal Behaviour Science, 15, 261–266.
  • Lynn R. & Martin T. (1997). Gender Differences in Extraversion, Neuroticism and Psychoticism in 27 Nations. The Journal of Social Psychology, 137, 3, 369-373.
  • Majumder S.S. & Bhadra A. (2015). When Love Is in the Air: Understanding Why Dogs Tend to Mate when It Rains. PLoS ONE, 10, 12.
  • Maritia C. , Gazzanoa A. , Lansdown Moore J. et al. (2012). Perception of dogs’ stress by their owners. Journal of Veterinary Behaviour, 7, 213-129.
  • McMillan F.D., Serpell J.A., Duffy D.L., et al. (2013). Differences in behavioral characteristics
  • Miller S.C., Kennedy C., DeVoe D., et al. (2009). An Examination of Changes in Oxytocin Levels in Men and Women Before and After Interaction with a Bonded Dog. Anthrozoos, 22, 1, 31-42.
  • Mitsui S., Yamamoto M., Nagawasa M. (2011). Urinary oxytocin as a noninvasive biomarker of positive emotion in dogs. Hormones and Behaviour, 60, 3, 239-243.
  • Morisaki A., Takaoka A. & Fujita K. (2009). Are dogs sensitive to the emotional state of humans?. Journal of Veterinary Behaviour, 4, 2, 49.
  • Mortensen C.D. (2008). Communication Theory: Second Edition. Transaction Publishers, USA.
  • Mujika-Parodi L.M., Strey H.H., Frederick B., et al. (2009). Chemosensory Cues to Conspecific Emotional Stress Activate Amygdala in Humans. PLoS ONE, 4, 7, e6415.
  • Mutic, ParmaV., Brünner V.F., et al. (2016). You Smell Dangerous: Communicating Fight Responses Through Human Chemosignals of Aggression. Chemical Senses, 41, 1, 35–43.
  • Nagasawa M., Kikusui T., Onaka T., et al. (2009). Dog’s gaze at its owner increases owner’s urinary oxytocin during social interaction. Hormones and Behaviour, 55, 434-441.
  • Nagasawa M., Mitsui S., En S. et al. (2015). Oxytocin-gaze positive loop and the coevolution of human-dog bonds. Science, 348, 6232, 333-336.
  • Nagasawa M., Mitsui S., En S. et al. (2015). Oxytocin-gaze positive loop and the coevolution of human-dog bonds. Science, 348, 6232, 333-336.
  • Night Talker, the. (2017). Dog Catcher versus social worker: which career pays the most?. Adelaide Homeless Journal, Adelaide, Australia.
  • Odendaal J. S. J. & Lehmann S.M.C, (2000). The Role of Phenylethylamine during Positive Human-Dog Interaction. Acta Vet. Brno, 69, 183-188.
  • Oliva J.L., Rault J.L., Appleton B. & et al. (2014). Oxytocin enhances the appropriate use of human social cues by the domestic dog (Canis familiaris) in an object choice task. Anim Cogn [online].
  • Overall K.L. & Love M. (2001).Dog bites to humans—demography, epidemiology, injury, and risk. JAVMA, 218, 12, 1923-1934.
  • Payne E., Bennett P.C. & McGreevy P.D. (2015). Current perspectives on attachment and bonding in the dog–human dyad. Psychology Research and Behaviour Management, 8, 71-79.
  • Pirrone F., Pierantoni L., Mazzola S.M., et al. (2015). Owner and Animal Factors Predict the Incidence of, and Owner Reaction Towards, Problem Behaviors in Companion Dogs. Journal of Veterinary Behaviour [manuscript].
  • Podbersceka A.L. & Serpell J.A. (1997). Environmental influences on the expression of aggressive behaviour in English Cocker Spaniels. Applied Animal Behaviour Science, 52, 3-4, 215-227.
  • Prato-Previde E., Fallani G. & Valsecchi P. (2006). Gender Differences in Owners Interacting with Pet Dogs: An Observational Study. Ethology: International Journal of Behavioural Biology. 112, 1, 64-73.
  • Reisner I.R. & Shofer F.S. (2008). Effects of gender and parental status on knowledge and attitudes of dog owners regarding dog aggression toward children. JAVMA, 233, 9, 1412-1419.
  • Reisner I.R., Houpt K.A. & Shofer F.S. (2005). National survey of owner-directed aggression in English Springer Spaniels. JAVMA, 227, 10, 1594-1603.
  • Reisner I.R., Nance M.L., Zeller J.S. et al. (2011). Behavioural Characteristics Associated with Dog Bites to Children Presenting to an Urban Trauma Centre. Injury Prevention, 17, 348-353.
  • Rezá P., Viziová P., Dobesová M. et al. (2011). Factors affecting dog–dog interactions on walks with their owners. Applied Animal Behaviour Science, 134, 170-176.
  • Robinson I. (1995). The Waltham Book of Human-Animal Interaction: Benefits and Responsibilities of Pet Ownership. Elsevier Science, Oxford, UK.
  • San Jose State University, USA, 995.
  • Schilder M.B.H. & van der Borg J.A.M., (2004). Training dogs with help of the shock collar: short and long term behavioural effects. Applied Animal Behaviour Science, 85, 319–334.
  • Schoberl I., Wedl M. & Bauer B., et al. (2015). Effects of Owner–Dog Relationship and Owner Personality on Cortisol Modulation in Human–Dog Dyads. Anthrozoos, 25, 2, 199-214.
  • Shiverdecker M.D., Schiml P.A. & Hennessy M.B. (2013). Human interaction moderates plasma cortisol and behavioral responses of dogs to shelter housing. Physiology & Behaviour, 109, 75-79.
  • Skyes B. (2001). Understanding and Handling Dog Aggression, Crowood Press Ltd., Wiltshire.
  • Sommerville B.A. & Broom D.M. (2001).Olfactory Communication Between Man and Other Animals. Chemical Signals in Vertebrates 9, 467-471.
  • Sorge R.E., Martin L.J., Isbester K.A., et al. (2014).Olfactory exposure to males, including men, causes stress and related analgesia in rodents. Nature Methods, 11, 6, 629-634.
  • Taylor S.E. (2006). Tend and befriend biobehavioral bases of affiliation under stress. Current Directions in Psychological Science, 15, 6, 273–277.
  • Taylor S.E., Klein L.C., Lewis B.P., et al. (2000) Biobehavioral responses to stress in females: tend-and-befriend, not fight-or-flight. Psychological Review, 107, 3, 411-429.
  • Thompson D. (2014). What makes an aggressive dog, and how you can spot one. Health Day.
  • Thompson W.G. (2016). Pheremones and an intermone that changes the physiology and behaviour of anxious dogs. Testing the differences in four pheromone collars. A Thesis in Animal Science, Chapter IV, Texas Tech University, Texas.
  • Topal J., Kis A. & Olah K. (2014). Dogs’ Sensitivity to Human Ostensive Cues: A Unique Adaptation?. Social Cognition III, 12, 1-28.
  • Vas J., Topal J., Gacsi M., et al. (2005). A friend or an enemy? Dogs’ reaction to an unfamiliar person showing behavioural cues of threat and friendliness at different times. Applied Animal Behaviour Science, 1-17.
  • Vas J., Topal J., Gacsi M., et al., (2005) A friend or an enemy? Dogs’ reaction to an unfamiliar person showing behavioural cues of threat and friendliness at different times. Applied Animal Behaviour Science, 94, 99–115.
  • Vas J., Topal J., Gyori B., et al. (2007), Consistency of dogs’ reactions to threatening cues of an unfamiliar person. Applied Animal Behaviour Science, 1-14.
  • Wayside Waifs Animal Behavior Team. (2014). Fear of New Family Members. Wayside Waifs Animal Behavior Team. Waiside Waifs, Inc.
  • Wedl M., Schöberl I., Bauer B., et al. (2010). Relational factors affecting dog social attraction to human partners. Interaction Studies, 11, 3, 482-503.
  • Wells D.L. & Hepper P.G. (1998). Male and Female Dogs Respond Differently to Men and Women. Applied Animal Behaviour Science, 61, 341-349.
  • Wells D.L. & P.G. Hepper, (2000). Prevalence of behaviour problems reported by owners of dogs purchased from an animal rescue shelter. Applied Animal Behaviour Science, 69, 55–65.
  • Wyart C., Webster W.W., Chen J.H. et al. (2007). Smelling a single component of male sweat alters levels of cortisol in women. The Journal of Neuroscience, 27, 6, 1261-5.
  • Yong M.H. & Ruffman T. (2015).Domestic dogs match human male voices to faces, but not for females. Behaviour, 152, 11,1585–1600.

Источник: ISCP thesis: An Investigation into Gender-Specific Fear of People in Canines

  •  
    2
    Поделились
  • 1
  • 1
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •