Проблема использования современных волков в исследованиях по одомашниванию собак

В течение долгого времени тайна прямохождения человека не давала покоя ученым. Наши самые близкие родственники — шимпанзе и бонобо — обезьяны, передвигающиеся на четырёх конечностях с опорой на костяшки пальцев, и существовало предположение, что общим предком для всех трех видов был вид, также при передвижении опирающийся на костяшки пальцев. В какой-то момент ветвь, которая привела к происхождению нашего вида, поднялась на задние лапы, возможно, чтобы было легче смотреть поверх высокой травы, и мы стали прямоходящими.

Согласно современным представлениям, люди никогда не имели в предках обезьяны, использующей для передвижения опору на костяшки пальцев. Вместо этого считается, что общим предком людей, шимпанзе и бонобо был брахиатор. Современные брахиаторы — это гиббоны и сиаманги, так называемые «малые гоминиды». Эти животные обитают на деревьях, и поскольку у них нет хвостов, они полагаются на свои длинные конечности, чтобы быстро передвигаться по деревьям. Когда они передвигаются по земле, они используют прямохождение, размахнув свои длинные руки в стороны для равновесия.

Люди унаследовали прямохождение от этих брахиаторов, в то время как шимпанзе и бонобо стали использовать опору на костяшки рук для передвижения. В этом сценарии люди никогда не использовали такой метод передвижения, и ошибочно полагать, что люди «поднялись» на задние лапы из существ, которые двигались как шимпанзе.

Как это связано с собаками?

Существует немало исследований, которые сравнивали собак и волков, которых выращивали люди с самого раннего возраста в надежде, что мы можем понять процесс одомашнивания, изучая как ведут себя прирученные волки в сравнении с домашними собаками.

Это интересные исследования, но я считаю, что они пытаются прыгнуть выше головы, пытаясь ответить на этот вопрос.

Не секрет, что я очень скептически отношусь к модели одомашнивания собак Реймонда Коппингера. Согласно его теории, собаки произошли от волков-мусорщиков, которые постепенно эволюционировали, чтобы не бояться людей, а затем стали деревенскими собаками. Таки образом, наши специализированные породы были получены из деревенских собак, которых впоследствии подвергли селекции.

Коппингер считал, что волков слишком тяжело одомашнить без этого промежуточного шага от мусорщика к деревенской собаки, который находится между настоящими дикими волками и их эволюцией в собаку домашнюю.

Современных волков трудно приручить. Их нужно выращивать, выкармливая из бутылочек с очень раннего возраста. Коппингер считал, что людям, жившим во времена плейстоцена, невозможно обеспечить такой уход за молодыми волчатами.

Как и в случае предположения, что люди произошли от обезьян, передвигающихся с опорой на костяшки пальцев, Коппингер предположил, что волки, которые существуют сегодня, являются хорошими моделями для того, какими были волки плейстоцена. Эти волки реактивные и нервные, доходящие до паранои. Хорошо известно, что многие волки даже не попытаются приблизиться к населенным пунктам, и если они почуют запах людей, они предпочтут уйти.

Таких животных нелегко приручить никому, а тем более охотникам-собирателям каменного века.

Ранее я принимал его аргументы и в значительной степени был согласен с ним.

Но несколько лет назад я посмотрел документальный фильм о тиграх из Сундарбана — огромного мангрового леса, расположенного на границе Индии и Бангладеша. Эти тигры известны своим людоедством, и существовало множество теорий о том, почему эти тигры предпочитают охотиться на людей. И в том числе там было предположение, что тигры Сундарбана получают слишком много соли из воды, которую они пьют, что разрушает их почки и превращает в инвалидов, что способствует охоте на такую легкую добычу как люди.

Но в документальном фильме утверждалось, что настоящая причина, по которой, скорее всего, эти тигры  охотятся на человека, кроется в том, что все остальные тигры происходят из популяций, на которых люди сами активно охотились. В Британской Индии охота на тигра была популярным занятием среди администрации колонистов, благодаря чему интенсивно снижалась численность популяции больших кошек. Эта охота оставила в живых только тех тигров, у которых была какая-то генетическая основа, чтобы больше бояться человека, и поэтому тигры-людоеды там крайне редки сейчас.

Сундарбанские тигры не получили подобного охотничьего давления, поэтому у их потомков есть такая же врожденная склонность охотиться на людей, которой обладали их предковые популяции.

Я нашел этот аргумент совершенно интригующим, и я начал примерять его в отношении того, что я знал о волках. Волки в их ареале распространения испытали еще большее преследование, чем тигры. В Северной Америке вот уже на протяжении четырехсот лет придумывают все более и более изощренные способы истребления волков. В Евразии это преследование продолжается уже тысячи лет.

Преследование волков, несомненно, оказало некоторое влияние на поведение волков, включая их врожденную склонность воспринимать человека и другие новые стимулы в окружающей среде.

Волки часто настолько трусливы, что не пересекают дороги. Они избегают людей любой ценой, и действительно кажется, что это животное просто невозможно одомашнить или даже приучить к нашему присутсвию.

Это даже заставило некоторых людей предположить, что собак происходят не от волков, а от какого-то неизвестного вымершего вида из рода Canis, который родственнен собакам и волкам, но является предком первых, а не последних.

Сравнение геномов показало, что такие утверждения далеки от реальности. Собаки происходят от архаичной популяции волков, и таким образом генетически они представляют собой живые ископаемые, сохранившие геном плейстоценовых волков, которых больше нет. Но эти волки, которые стали собаками, по прежнему были частью Canis lupus, и поэтому мы должны считать собак частью Canis lupus, а также для сохранения монофилии видов.

Кроме собак, имеющих примесь современного волка (например, волчьих собак), ни одна собака на самом деле не происходит от популяции волка, существующего в настоящее время.

И волки, которые существуют сегодня, кажутся такими трудными для приручения и работы, что теория Коппингера становится логичной и понятной.

Дело в том, что в современных исследованиях с участием волков, используются только волки, которых происходят от популяций, которых веками преследовали и уничтожали, и маловероятно, что эти животные являются репрезентативными для волков, которые жили во время плейстоцена.

Мы знаем, что дикие собаки, которые никогда не подвергались травле людьми, очень любопытны в отношении нас. У Тимоти Тредвелла была своя ручная рыжая лиса, которая следовала за ним, как собака, пока он не заинтересовалися бурыми медведями. Дарвин убил лисицу (которая впоследствии была названа в его честь), подкравшись к ней и ударив геологическим молотком.

Льюис и Кларк пришли в американские прерии, где обитали огромные полчища волков. Волки не боялись людей, и одного волка убили, заманив мясом и пронзив его голову эспонтоном.

После того, как волки испытали на себе преследование западного человека, единственными выжившими волками, были те, которые были крайне осторожны и трусливы.

Фактически, единственные волки, существующие сейчас, которые никогда не испытывали на себе преследование со стороны человека, — это белые волки, которые живут в канадской Арктике.

Мне было интересно посмотреть два документальных фильма об этих волках. Первым был фильм Джима Бранденбурга. Бранденбург и Девид Метч провели лето, живя и снимая волков на Элсмире. Эти волки не боялись их, что давало возможность наблюдать их естественное поведение в дикой природе, в том числе они позволили людям приблизиться к местам их дневок.

Гордон Бьюкенен с диким арктическим волком на Элсмире. Фото BBC

Аналогичный фильм был недавно снят Гордоном Бьюкененом из BBC. Бьюкенен приехал на Элсмир и был принят стаей волков, которые в конце концов стали доверять ему настолько, что позволяли няньчить своих щенков, пока взрослые волки охотились.

Эти волки охотятся на арктических зайцев и овцебыков. У них тяжелая жизнь, но поскольку у них нет истории конфликта с человеком, они забавно любопытны и доверяют людям.

Мне кажется, что эти волки гораздо больше похожи на тех, которых описывали Льюис и Кларк, и они, вероятно, вели себя так же, как это делали древние плейстоценовые волки. Они никогда не подвергались массовым преследованиям со стороны человека, и поэтому они, вероятно, были очень любопытны по отношению к людям.

Если эти древние волки были больше похожи на волков с Элсмира, то, похоже, приручение могло быть достаточно простым процессом. На самом деле мне кажется, что оно произошло так легко, что скорее сложно было бы помешать этому.

Итак, если эти арктические волки являются лучшей моделью для древних волков, от которых произошли собаки, почему их не включают в исследования?

Ну, к этим волкам достаточно сложно добраться, и, более того, поскольку они представляют собой такую особую популяцию, было бы неразумно удалять даже одного их них из дикой природы.

Таким образом, исследования по социализации и импринтингу на них действительно провести не получится.

Но мы могли бы получить от них образцы ДНК и сравнить связанные с поведением гены с генами собак и волков из преследуемых популяций.

Все прочие исследования поведают вам разницу между собаками и теми волками, которых веками истреблял человек. Они не расскажут вам о том, чем поведение собак отличается от волчьего.

Итак, ради науки, нам нужно понять, что эволюция посредством искусственного отбора затронула как собак, так и волков. Собаки выводились, чтобы быть рядом с человеком. Отбор волков шел за счет преследования их людьми, они стали трусливыми и реактивными.

Не смотря на то, что это очень интересные исследования, они имеют большое ограничение, вследствие предположения о том, что современные волки представляют их себя тех же древних волков, что является большой методологической проблемой.

Источник: The problem with using modern wolves in dog domestication studies

  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •  
  •